Полюбить недостойное тебя - великое мужество,

а не увидеть недостойного - настоящая любовь

Приручение арфы

В давние-давние времена в ущелье дракона Лунгмена стояло чудо-дерево Кири, король лесов. Его ветви тянулись к звездам и шептались с ними о чем-то; его бронзовые корни уходили глубоко в землю, переплетаясь с хвостом серебряного дракона, который спал в глубине. Однажды из этого дерева один могущественный колдун сделал чудесную арфу, чей упрямый нрав мог укротить только самый великий музыкант. Арфа попала в руки китайскому императору, но как он ни старался извлечь из нее музыку, все его усилия были напрасны – арфа отказывалась играть в его руках. На все его попытки она отвечала ужасными звуками, которые не могло вынести человеческое ухо; она кричала о боли и несчастьях. Арфа отказалась признать музыканта.

И вот однажды во дворце появился Пейво, король всех китайских арфистов. Очень нежно и с любовью он взял в руки упрямый инструмент, словно он хотел лаской и любовью укротить необъезженного скакуна. Его пальцы коснулись струн. И, о чудо! арфа зазвучала. Она пела о временах года, рассказывая, как они сменяют друг друга. И вот вокруг всеми красками расцвела весна: птицы щебетали в ветвях молодых деревьев, бутоны цветов тянулись к небу. Но вот пришло лето и зазвучало мириадами звонких мотыльков, заиграло дождем по зеленым листьям, отозвалось призывом кукушки. Что это! Слышен рев тигра – пришла осень; в чистом ночном небе на землю смотрят тысячи и тысячи звезд, острая, как лезвие клинка, появляется над полями и лугами луна. И вот царствует зима, принося с собой чистый морозный воздух, отзываясь звоном великого множества замерзших прудов, рек и озер. Но вот Пейво сменил тон и запел о любви. Угрюмый лес просветлел и принялся раскачиваться в такт песне, погрузившись в свои думы. В вышине, словно застенчивая девушка, появилось белое облако; но, появившись, оно отбросило на землю тени, черные, как отчаяние и тоска. И снова тон изменился: Пейво запел о войне, о звоне мечей и о несущихся во весь опор боевых конях. И арфа пробудила серебряного дракона Лунгмена ото сна. Дракон, оседлав молнию, принялся бурей носиться по темному небу, взывая к грому, чьи раскаты разносились по всем долинам. И тогда монарх попросил Пейво раскрыть ему секрет победы над арфой. "Повелитель, - ответил музыкант, - ни у кого прежде не получалось извлечь приятный звук из этого инструмента, потому что все они хотели петь о себе. Я же дал арфе свободу, я позволил ей самой выбрать тему. И, честно говоря, я так и не понял, то ли Пейво был арфой, то ли арфа превратилась в Пейво".


источник: Какудзо Окакура "Книга чая"
Последние комментарии
О культе или о бунте письменного слова?Многие годы спустя приходят с опытом. На стихотворение Маяковского "Надоело", написанное в 1916, для истории мой ответ Маяковскому, написанный в 2016...
Письмо обыкновенной немолодой женщины к женщине с комплексом СверхбабаЗамечательная статья, браво!
Миф о мозге Эйнштейна от Ролана Бартаэмигрировал, и он эмигрировал, сплетничают, что в Швецию
Джан-КутаранСветлана, спасибо за уточнение
Джан-КутаранДжан Кутаран не находится на мысе Киик Атлама,он располагается на хребте Биюк-Янышар.
Rambler's Top100
RSS новости Bumerango.ru